Printed from fjc.org.ua

Хевра Кадиша в Херсоне: интервью с Пейсахом Лившицом.

Среда, 26. Январь, 2011 - 7:04

Пейсах_Лившиц_-_п.jpgЕсть некоторые грани нашей жизни, разговор о которых обычно не вызывает большого удовольствия. Но, так или иначе, каждому приходится в свое время с ними сталкиваться. Потому что наша жизнь многомерна, но ограничена, и когда к тебе в дом, не дай Б-г!, пришла беда, каждый должен иметь представление о том, что и как ему следует делать. Ведь главное, в таких случаях, не оказаться со своим несчастьем наедине.

Поэтому везде в мире, где существуют еврейские общины, функционируют небольшие специальные «ячейки скорби», называемые: «Хевра Кадиша». Которые умеют провести человека в последний путь на достойном, традиционном для еврейского народа уровне. Есть такое Братство и в Херсоне. Его уже почти два десятилетия на благородных общественных началах возглавляет человек, хорошо знакомый многим херсонцам. Сегодня мы предлагаем вашему вниманию разговор с ним.

На вопросы руководителя пресс-службы Херсонской еврейской общины В. А. Бронштейна отвечает многолетний координатор ряда общинных программ, консультант-организатор по связи с еврейскими общинами области, исполнительный директор Федерации еврейских общин Украины по Херсонской области г-н Пейсах Лившиц. 

Мы не ждем благодарности!

Корр. – Если можно, Пейсах, несколько слов о себе.

П.Л.    – Что о себе говорить… Я коренной херсонец. Здесь родился, учился, здесь и работаю сегодня. Мои родители, дай им Б-г долгих лет благополучной жизни, учителя по профессии. Мама – учительница начальных классов, папа – всю жизнь преподавал в школе английский язык. Сегодня они на пенсии. После окончания школы получил высшее техническое образование. Женат, имею трех чудных дочек: Адину, Лею и малышку Гитель. Живу недалеко от синагоги. В общем, у меня все нормально.

Корр. – Что вас подвигло заниматься такой необычной деятельностью: сопровождать в последний путь членов нашей общины?

П.Л. – Я бы не сказал, что я их куда-то сопровождаю… Этим обычно занимается похоронная процессия. Мы же делаем все, чтобы подготовить тело человека к погребению на основе четких требований наших многовековых традиций.

            Конечно, я никогда не думал, что мне придется этим заниматься. Но наша жизнь устроена так, что человек всегда приходит к какому-то новому пониманию вещей, и это требует от него новых действий и поступков.

Корр. – Что вы имеете в виду под «новым пониманием вещей»?

П.Л. – Видите ли, с возрастом начинаешь о многом задумываться. Вот, скажем, чем живет обыкновенный нормальный человек? Заурядными вопросами людского бытия: в молодости – учебой, для приобретения будущей профессии; затем работой, чтобы прокормить себя и своих близких; создает семью и воспитывает детей, присматривает за стариками. Все это, в принципе, материальная сфера нашего существования. Но есть ведь еще и духовный мир, готовый открыть любому, приблизившемуся к нему, свои необозримые горизонты. И тогда жизнь человека наполняется высоким содержанием, приобретает необходимый потенциал для наращивания самого главного человеческого капитала – добрых дел, причем, не только для себя и своих близких, но и для других, часто даже – незнакомых людей.

            Ведь у нас как заведено: до определенного возраста люди предпочитают не задумываться о том, что жизнь когда-нибудь кончается. Живут сегодняшним днем. Хотят непременно испытать все радости жизни, чтобы, упаси Г-сподь, чего-нибудь не упустить… Как пелось в известной песне: «Зачем скупая жизнь нужна – ведь завтра может быть война!». Любому страшно даже подумать, что его конец не за горами… Что там, где покоятся сегодня наши бабушки и дедушки, пустует неподалеку местечко, предназначенное тебе. Жить с осознанием таких вещей непросто. Многие предпочитают не задумываться по этому поводу. Не прожить – а прожечь!

Корр. – Все это, мне кажется, довольно общо… Попробую несколько конкретизировать. Зачем реально действующему человеку размышлять о вопросах жизни и смерти? Не уводит ли его это от реального бытия?

П.Л. – Наоборот. История существования человечества, духовный опыт, который мы несем от поколения к поколению, неопровержимо свидетельствует, что тот, кто задумывается о смерти, начинает иначе относиться к жизни. Он ценит каждый день и час, отпущенный ему, теряет вкус к беспорядочному образу жизни и низкопробным развлечениям. Стремится нести свет туда, где его в силу каких-то причин недостает. Так что, это весьма полезно, на мой взгляд, когда люди начинают задумываться о том, что их ожидает по завершении своего жизненного пути. Да и природа человека такова, что он всегда невольно стремится заглянуть в «зазеркалье».

            Есть и еще один важный момент. Для тех, кто замыкается на материальном уровне, все несомненно заканчивается со смертью. Вот ты был, ходил, гулял, веселился, плакал, потом немного поболел – и тебя нет! Конец. Яма. Пустота. Если же человек задумывается о духовном, то его уход – не конец, а начало чего-то другого, скорее всего, вневременного, вечного. Это бесценный билет, потому что за ним стоит бессмертие.

Корр. – Это интересно, когда работник «Хевра Кадиша» говорит о бессмертии… Кстати, почему такое название у вашей организации? Что это за – похоронное братство?

П.Л. – Простите, не похоронное, а – Святое Братство! Это совершенно разные вещи… Мы же, в конце концов, не какая-нибудь погребальная служба. Собственно, тех, кто оказывает последнее милосердие покойным, «Святым Братством» называют неспроста. Дело в том, что весь еврейский мир в духовном плане построен на цдоке – благотворительности, добрых деяниях. Отсюда высшим проявлением еврейского милосердия принято считать те дела и поступки, которые не могут быть как-то отблагодарены или возмещены их получившими. Заповедь «достойно провести покойного» в шкале традиционных еврейских ценностей стоит на пьедестале высшего уровня: он никогда тебе не скажет «спасибо», вот ты для него можешь сделать многое. Согласитесь, что в этом смысле деятельность «Хевра Кадиша» подходит под определение цдоки – идеально. Но говорить, что мы – абсолютно бескорыстны, тоже нельзя. Мы, как и любые другие нормальные люди, которые делают общественно значимую работу, тоже хотим получить свое. И, честно говоря, рассчитываем на поистине бесценную компенсацию. Потому что мечтаем получить ее не здесь и сейчас, а там и тогда, где это смогут сделать все те, кто стал объектом наших услуг…

читать полностью

Комментарии: Хевра Кадиша в Херсоне: интервью с Пейсахом Лившицом.
Нет добавленных комментариев